Warning: fopen(counters/16000_cnt.php) [function.fopen]: failed to open stream: Permission denied in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 16

Warning: fwrite(): supplied argument is not a valid stream resource in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 17

Warning: fclose(): supplied argument is not a valid stream resource in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 18
:: О нас ::
 
 
AddWeb.ru - раскрутка сайта, 

продвижение сайта
Rambler's Top100 Рисунки, кроссворды, анекдоты, шутки, филателия, нумизматика, ноты для фортепиано, математика, каталог сайтов

Счётчик:
хостов сегодня | хитов сегодня
хитов всего Украина онлайн Неофіційна газета Природа України. Екологія, охорона природи, краєзнавство, туризм... Дерибан Збережи старий Київ ОЛЕГ АНДРОС SOS-animals Green Art ????? Банер Соломенка Здорова Україна
См. новые поступления
в раздел "Карикатуры"

   
НА ГЛАВНУЮ   НА ФОРУМ   ГОСТЕВАЯ
ЖИЛИЩНЫЙ ВОПРОС

Антимир

Татьяна МЕТЕЛЬОВА

Грустно, господа, когда жизнь обыкновенных людей, словно запоздало реагируя на клич минувшей эпохи, все более превращается в перманентную борьбу за светлое будущее. Экономические достижения страны при этом, даже если таковые имеют место, роли никакой не играют. Речь не о борьбе за кусок хлеба, хотя и об этом тоже. Речь о том, что в условиях социального «межсезонья», в исторической нише, возникшей меж временами проигравшего социализма и не победившего капитализма, образовалась огромная «черная дыра» антиправовых отношений. И туда, в этот антимир, медленно, но уверенно сползают огромные массы людей, человеческих сил, здоровья, энергии, времени.

Они потеряны для страны, для жизни, для себя, потому как все, чем они располагают, все их дни и часы, поступки и мысли подчинены одной сверхзадаче – вырваться из тягучего потока в никуда. Но вырваться не получается. «Черная дыра» беззакония не отпускает. И, раз втянувшись, они увязают в ней на многие годы, зачастую, до самой смерти.

История, о которой пойдет речь далее, типична. И эта типичность, эта обыденность страшнее всего.

На заре прошлого века большая и зажиточная семья, чьим отпрыском впоследствии явилась Анна Николаевна Довга, комфортно располагалась в многокомнатной квартире жилого дома на Печерских холмах. Победное шествие власти советов оперативно превратило ее в менее зажиточную – семью «уплотнили», оставив на семерых одну комнатушку. Трудолюбивая семейство «поскребло по сусекам» и купило домик неподалеку, на той же Лютеранской. Новая волна экспроприации смела и его. Однако этой семье, в отличие от миллионов соотечественников, еще повезло – она не осталось на улице и даже не была вынуждена мыкаться по трущобам. Взамен они получили весьма неплохое жилье в центре Киева – коммуналку в знаменитом Морозовском доме. На этом везение и закончилось.

Вся жизнь Анны Николаевны прошла здесь – в доме с видом на главный ВУЗ страны, университет им.Шевченко, где она многие годы преподавала педагогику. Она не мыслит себя вне этих стен, старых, потрескавшихся и до боли родных. В конце 80-х жившие по-прежнему вместе наследники большой семьи на волне расселения коммуналок получили типовые изолированные квартиры. Анна Николаевна, на чей ордер приходилась одна комната в четырехкомнатной коммуналке, осталась в ней с мужем и дочерью ждать своей очереди на отселение – дом шел под капремонт.

Пришли новые времена. Оказалось, что капремонт дому не нужен. Шикарные квартиры в престижном доме стали собственностью небедных фирм и лично «новых украинских». Лишь семья Анны Довгой, в окружении трех пустующих много лет комнат, ждала решения своей участи. В 1994 году они изумлением узнали, что их квартира, почему-то профигурировавшая в документах как нежилая и непригодная для жилья, вместе с ними передана в аренду фирме «Трембита». Тогда-то впервые Анна Николаевна забила тревогу.

В первые годы Эры Независимости государство по инерции еще старалось соблюдать видимость законности своих действий, и, хоть и через два года, но абсурдное решение об аренде, едва лишь дело дошло до суда, было отменено РДА – органом, его вынесшим. Однако случившееся подтолкнуло Довгих к самоопределению. Памятуя, что подобные «недоразумения» возможны и в дальнейшем, они обратились с просьбой о приватизации занимаемого помещения. А поскольку находились на кварточереди уже не первый десяток лет, метры, приходившиеся на их душу, далеко не дотягивали до норматива, то наличное свободное пространство в пустой квартире Довгие просили выкупить. И имели на то законом предусмотренное приоритетное право.

К тому же жили они, взрослые (дочь к тому времени перешагнула рубеж совершеннолетия и планировала строить свою судьбу сама) разнополые люди в одной комнате, по поводу недопустимости чего гласит действующий Жилищный Кодекс. Муж Анны Николаевны (кстати, отчим ее дочери, т.е. человек, не являющийся ей родственником, что было еще одним предусмотренным законом основанием для предоставления им большей жилой площади) был членом Союза кинематографистов, что, в соответствии со ст. 49 ЖКУ и ст.6 Закона «О творческих союзах…», также давало ему право на дополнительные метры и отдельную комнату.

Словом, семья имела все законные основания для присоединения свободных в течение многих лет комнат на безоплатной основе. Но сознательно просила выкуп, понимая, что перспектива присоединения встретит сопротивление администрации, и добиваться ее реализации придется через суд. А втягиваться в судебные тяжбы ой как не хотелось. Ну, не любит интеллигенция по судам ходить и не умеет, что с нее возьмешь!

Однако многочисленные обращения Довгой в отдел приватизации РГА Старокиевкого района непонятным образом не имели реакции. В течение двух(!) лет на все свои обращения ей не удалось получить хоть какой-то письменный ответ. При устном же общении на просьбу принять документы на приватизацию и выкуп она слышала лишь ничем не мотивированный отказ. Документы не принимали. И Довгие подали иск в суд, требуя, раз уж и так и так отказывают, теперь не выкупа, но по закону положенного присоединения свободной площади с последующей приватизацией.

Я неоднократно разговаривала с чиновниками разного ранга на тему аналогичных случаев. И всюду встречала одинаковую реакцию: пожимание плечами, скепсис и недоумение во взгляде – «ну и что, что положено по закону? Кто ж им (с особым презрительным нажимом на «ИМ») даст?». Закон Черной Дыры беззакония: есть МЫ, нам позволено, даже когда не позволено, и есть ОНИ, которые пусть молчат в тряпочку и не лезут со свиным рылом в калашный ряд. Есть МЫ, наше величество Чиновник. И он может иметь столько, сколько сможет украсть – сотни метров жилья в разных краях и весях, шикарную жизнь и неограниченную власть над законом. И есть ОНИ – быдло яйцеголовое и быдло трудящееся, обязанное быть благодарным за то, что ему вообще позволяют где-то жить. Интересная закономерность: изо всех прелестей западного общества нам впору пришлась лишь одна, в действительности давно не существующая – мораль «гнилого капитализма» в ее советской мифологической интерпретации «мы и они».

С 1996 года, с момента обращения в суд жизнь Довгих окончательно превратилась в сплошной кошмар, в борьбу за выживание. Не без одобрительного отношения со стороны районных чиновников жильцы, ставшие владельцами квартиры этажом выше (кстати, купившие ее, 180-метровую за 300 грн! Так, во всяком случае, зафиксировано в документах), разрушают потолок, пробивая огромные дыры и неоднократно заливая через них квартиру Довгих горячей водой. В потоках воды погибают их личные вещи, слезает со стен штукатурка, вздыбливается пол. Впоследствии суд по иску Довгих к соседям вынесет решение о компенсации им ущерба в размере 1000 гривен на ремонт. Для сравнения: в такую сумму не уложится и легкий косметический ремонт 12-метровой гостинки.

После залитий ГКПЖХ по распоряжению главы райадминистрации, тогда – г-на Андресюка (чему есть документальное подтверждение), долго и упорно пытается списать квартиру в нежилой фонд (на память приходит история с «Трембитой», не так ли?). А когда экспертиза расставляет в этом вопросе точки над «і», РДА прописывает туда двух чиновников – начальника статистического отдела райадминистрации соседнего района Г.Зозулю с 17-летним сыном и бывшего сотрудника ЖЕКа, а теперь директора частной строительной фирмы «Житлоинвест»(!) М.Сироша. У бедного директора и несчастной начальницы не сложилась-де семейная жизнь и свои евроквартиры в центре они вынуждены оставить злым супругам, оправляясь ютится в коммуналку.

Следует заметить, что на момент выдачи ордеров «бездомным» чиновникам квартира, по поводу которой четвертый год тянулся судебный спор (как именно и кем он тянулся, вопрос другой), как и положено по закону, находилась под арестом и в отношении ее никакие вселения, выселения, прописки и т.д. были не допустимы. Это, во-первых. Во-вторых, ордера новым жильцам выписаны не только на жилые комнаты, но и на помещения общего пользования – кухню, кладовую, официально признанные таковыми решением райсовета более 20 лет назад. И экспертиза 1998 года вынесла вердикт об их непригодности для использования для проживания, но в ордерах они фигурируют как жилые! Наконец, в-третьих, суд тогда и сейчас с завидным упорством игнорирует все ходатайства истцов установить обоснованность претензий бедных начальников на «улучшение жилищных условий».

Может, и правда тут имеет место роман века, и ради совместной жизни не юные Ромео и Джульетта готовы на рай в шалаше… Вот только рай этот вовсе не обязательно ваять на чужой кухне в ущерб интересам других людей, не так ли?

На пятый год судебной тяжбы Довгих с государством новоявленные претенденты на улучшение своих условий в кладовке и на кухне Довгих перешли к активным действиям. 4 апреля 2000 года в отсутствие хозяев двери в квартиру были взломаны и в помещение проникли обездоленные Сирош и Зозуля в сопровождении отставного супруга последней, как оказалось, действующего сотрудника милиции, и двух доселе неопознанных субъектов атлетического сложения. Вернувшаяся домой, Анна Николаевна была избита ими, получила сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму и жесточайшее нервное потрясение.

Проведя в больницах почти год, ранее не грешившая обращением к врачам Анна Николаевна вышла оттуда инвалидом 2-й группы по ряду тяжелых заболеваний – тяжелая форма астмы (дыхание на уровне 27%!) и гипертонии, эмфизема легких, ишемическая болезнь сердца, диабет. Стоит ли говорить, что, несмотря на наличие судмедэкспертизы, актов общественных организаций и заявлений в милицию и прокуратуру, в возбуждении уголовного дела ей… не то, чтобы было отказано. Но, как всегда, решения по этому вопросу не увидело свет. Ответа нет до сих пор. Согласитесь, что даже отказ был бы лучше, его, по крайней мере, можно опротестовывать.

Трагический парадокс нашего бытия: инвалид Довга, почти каждый день теряющая сознание, Довга, 80-ти гривневой пенсии которой (это за четверть века педагогической деятельности) не хватает даже на лекарства, обрадовалась тяжким переменам в своей судьбе. Согласно ст. 49 ЖКУ, дополненной перечнем-приложением Минздрава, каждый из ее диагнозов предполагает невозможность проживания больного в одной комнате со здоровыми членами семьи. Человеку с такими заболеваниями положен дополнительный метраж и отдельная комната в изолированной квартире. Теперь-то, показалось ей, ее семью не выбросят на улицу.

Как бы не так! – ухмыльнулись чиновники администрации и судов. И пока Анна Николаевна мыкалась по больницам и боролась с очередной порцией чиновников – на сей раз районных медицинских, проявивших удивительное единодушие со своими собратьями из других сфер (чего стоит лишь утверждение главврача райполиклиники о том, что больная вообще не дышит, раз прибор, маломощный и устаревший, не фиксирует уровня ее дыхания!), суд Днепровского района оставил ее многолетний иск без рассмотрения… по причине отсутствия истца в судебном заседании. Естественно, в суде имелись больничные, имелось ходатайство самой Довгой о перенесении судебного заседания, имелись документы, подтверждающие ее инвалидность. Но… Интересно, что возглавляет Днепровский суд, куда после смены подсудности перекоч6евало дело Довгих, некто по фамилии Сирош. На вопрос о том, не является ли он родственником ответчика, г-н Сирош-судья глубокомысленно сообщил, что родни у него много и всех он не помнит. Помнит – не помнит, однако вопреки всем законом оговоренным срокам судебное дело Довгих, по поводу не рассмотрения которого ими подана кассация, четвертый месяц не отсылается в кассационный орган.

Нет худа без добра, – снова понадеялась Анна Николаевна. Раз дело не в суде, значит, сама администрация имеет право «полюбовно» его решить. Лет-то прошло много, уж и района нет Старокиевского, дом отошел к Голосеевскому. Может, изменились персоналии – изменились и нравы? И снова ошиблась. Персоналии и в новом районе оказались весьма теми же. Соответственно, нравы тоже. На обращение Довгой с просьбой рассмотреть ее вопрос и указанием того, что дело уже не в суде, пришел глубокомысленный ответ: «Сообщаем, что госадминистрация района не имеет права влиять и ускорять решение вопроса в суде и вернется к рассмотрению вашего вопроса после принятия соответственного решения судом».

И снова суды. Беспредел судей, выносящих решение без судебного заседания(!), пучины правового абсурда и дни, месяцы, годы хождения по мукам. Жизнь уходит. Задолго до получения инвалидности Анна Николаевна вынуждена была оставить работу – она не совмещалась с присутствием в судебных заседаниях, составлением ходатайств и замечаний на протокол. По той же причине ее дочь Катя бросила университет. Весь заработок семьи, давно перешагнувшей грань нищеты, уходит на дела судейские – консультации с адвокатами, пошлины, почтовые услуги по отправлению документов и т.д, остаток – на лекарства.

Страна потеряла граждан. Граждане потерялись в лабиринте беззакония. И вырваться нет возможности: многолицее чиновничество – это полчище слуг Минотавра – не отпускает. Анна Николаевна не мучается вопросом «почему». Она давно поняла, что в негласной табели о рангах ей уготовили низшую ступень, представители которой, по мнению госадминистраторов и госадминистраторш, должны жить где-нибудь в хрущобах на окраине вне зависимости от того, что на сей счет гласит закон.

А квартиры в центре города всегда ведь можно продать и не интеллигентам каким-то (как сказал бы Ильич – «вшивым интеллигентам»), а Настоящим Людям, тем, кто повыше – директорам ресторанов, начальникам ЖЕКов и т.д. И продать не без выгоды для себя – претендентов на покупку хватает. И снова неважно, что с точки зрения закона такая купля-продажа будет квалифицирована как криминал. В условиях антимира утрачивается всякая логика, и невозможное становится возможным. Как долго нам бродить в лабиринте?


 

НАША КАМПАНИЯ

 

«Форум спасения Киева» просит депутатов не спаивать свой народ: реклама пива лжёт