Warning: fopen(counters/170011_cnt.php) [function.fopen]: failed to open stream: Permission denied in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 16

Warning: fwrite(): supplied argument is not a valid stream resource in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 17

Warning: fclose(): supplied argument is not a valid stream resource in /usr/home/iwtbteam/data/www/forumspaskiev.org.ua/_counter.php on line 18
:: О нас ::
 
 
AddWeb.ru - раскрутка сайта, 

продвижение сайта
Rambler's Top100 Рисунки, кроссворды, анекдоты, шутки, филателия, нумизматика, ноты для фортепиано, математика, каталог сайтов

Счётчик:
хостов сегодня | хитов сегодня
хитов всего Украина онлайн Неофіційна газета Природа України. Екологія, охорона природи, краєзнавство, туризм... Дерибан Збережи старий Київ ОЛЕГ АНДРОС SOS-animals Green Art ????? Банер Соломенка Здорова Україна
См. новые поступления
в раздел "Карикатуры"

   
НА ГЛАВНУЮ   НА ФОРУМ   ГОСТЕВАЯ
Свобода слова

Конец одесского кино

Виктория КОЛТУНОВА, Одесса

Одесская киностудия получила нокаут от хука левой своего инвестора. А дело было так.

Год назад началась эпопея по акционированию (приватизации) трех крупнейших студий художественных фильмов страны – Киевской, Ялтинской и Одесской. Творческая киноэлита отнеслась к этому явлению весьма настороженно: непонятно было, во что это выльется. Технический состав студий воспринял идею восторженно – будущие инвесторы обещали им, что все останутся на студии, всем будет выплачиваться большая зарплата. Естественно, что кинорежиссерам того же никто не обещал. Кинорежиссер – профессия штучная, запустится он в постановку или нет – зависит от множества причин, техническим же работникам на территории студии дело найдется всегда. Директора студий акционироваться хотели очень. После учреждения ЗАО они становились его президентами: и звучит красиво, и зарплата большая. Творцы возражали: дескать, акционироваться не хотим, хотим, чтобы нами управляло государство и по-прежнему, как в добрые старые времена, давало госзаказ. Конфликт между директорами студий, техработниками и творцами директора разрешили простым, но действенным – силовым методом: все творцы были уволены за штат и директора остались один на один с техперсоналом и инвесторами, с которыми у них было полное взаимопонимание.

Первой пала Ялтинская киностудия. 15 га крымской земли – это вам не фунт изюма. Поскольку вода всегда течет вниз, а деньги – туда, куда их направляет финансовый интерес, то Ялтинская студия прошла именно тот путь, который и предсказывала автор этих строк, рассылая куда можно протесты против акционирования студий. Сначала инвесторы получили 49% акций, а государство в лице Госимущества – 51% (и контрольный пакет оставался у государства), затем инвесторы выкупили часть акций и получили контрольный пакет. В конце концов, земля под киностудией была продана россиянам, и посреди украинской земли образовался оазис – 15 га земли российской.

Правда, после Оранжевой революции государство выкупило у россиян землю обратно, но кому нужны были эти игры?

Такой же путь наметился и у Одесской студии. Творцы были уволены за штат, пришли инвесторы в лице «Новой киностудии» (расположенной по адресу: Лермонтовский переулок, 13, где находится жилой дом (!?)), и ее руководитель А. Ткаченко объявил студийцам, что Одесскую киностудию собирается акционировать. Первый визит на студию Ткаченко нанес в октябре 2004 года. Он был коротким: техработникам предложили по одному зайти в кабинет директора и подписать согласие на приватизацию Одесской киностудии. И все. Впрочем, было обещано по 200 долларов зарплаты в месяц. Технари воодушевились. Творцы же совсем пали духом, вопрошая друг друга, что же теперь с ними, уже старыми и давно не снимавшими, будет?

То ли профессия кинокритика, а значит – привычка выискивать в любом произведении слабые стороны, то ли профессия журналиста, а значит – привычка все пробовать на зуб, подсказали мне, что ничего хорошего с ними не будет. А главное, ничего хорошего не будет с украинским кино. Поскольку командовать киношниками отныне будут бизнесмены, а не Минкульт, а задача бизнесмена – деньги делать, а не шедевры создавать, то, естественно, на киностудиях в лучшем случае будут сниматься телевизионные развлекаловки, в худшем же – земля киностудии будет продана. Предчувствие не обмануло: по первому пути пошла Киевская студия им. Довженко, по второму – Ялтинская.

А потому, болея за родную Одесскую киностудию, автор этих строк снова принялась рассылать во все высокие инстанции письма c отчаянным: « S о s ! Киностудия тонет!» и получать от разных очень высоких инстанций ответы: «Процесс заторможен. Разбираемся».

Пока же высокие инстанции разбирались, на Одесской киностудии вновь появился будущий ее инвестор Ткаченко. В этот раз он привел с собой подмогу в лице губернатора области Василий Цушко. Да и с киношниками разговаривал как-то демократичней, что ли. Больше обещал. Правда, начал с фразы: «А ну-ка покажите мне этого человека, который уже 8 месяцев не дает мне акционировать киностудию и начать выплачивать вам высокие зарплаты!» Пока я выискивала наиболее ехидный ответ, в бой вступил Василий Петрович: «Да никто у вас землю не отберет, не бойтесь. Киностудия на ней и останется». (Слава Богу! В прошлый раз такого никто не обещал.) Губернатор продолжил: «Деньги не пахнут, согласитесь. Если вы согласитесь на приватизацию, то сможете снимать кино не хуже, чем мексиканское, «Богатые тоже плачут». (Конечно, не хуже, хуже некуда!)

Кинорежиссер Валентин Козачков все-таки засомневался: « Ну, это же сериалы. А вот если кто-то захочет создать образ украинского национального героя...»

«Создадите, создадите, – успокоил режиссерскую элиту Ткаченко. Я вкладываю в вашу киностудию 15 миллионов гривен. Так что и на сериалы, и на героя – на все хватит».

На киношников, с начала перестройки пребывающих в нищете, 15 миллионов гривен впечатление произвели. Настолько ошеломляющее, что они даже забыли спросить директора студии О. Неверко, хватит ли этих денег на реконструкцию студии с разваленными павильонами и посыпанной нафталином техникой. А главное, забыли взять с господина Ткаченко обещание о том, что образ национального героя озаботит его так же, как прибыль от телевизионного сериала «Менты и сержант Петренко».

Благоговение перед большими деньгами ослепило и малость выбило из колеи. Были бы такие деньги, а кому они достанутся, киношники спросить забыли. И принялись осыпать будущего инвестора комплиментами. Вскоре Ткаченко просто сиял от лака комплиментов, да и удовольствия тоже. Досталась своя доля и губернатору. Пришедшие на собрание кинорежиссеры, приготовившие каверзные вопросы о будущем украинского национального кино, разом их забыли и принялись нахваливать двух высокопоставленных гостей.

Но вот проходит несколько месяцев и оказывается, что никого из присутствовавших на том собрании в производство запускать не собираются, более того, при полном неведении об этом одесских киношников Одесская киностудия вообще выходит из-под юрисдикции Минкульта и передается Госимуществу. Как молочный завод, например. То есть, одесское кино даже к туризму, не то что к культуре, отношения не имеет! При этом в полном секрете от трудового коллектива студии, который уже «раз использовали и хватит» при подписании бумаги в кабинете директора студии, о чем говорилось выше, 2 декабря между Госимуществом и «Новой киностудией» подписывается договор и учреждается ЗАО «Одесская киностудия» при контрольном пакете акций у Госимущества с преимуществом в... одну гривню! Итак, от государственного до частного владения киностудией лег водораздел величиной в одну бумажную гривню! Каково? Не постеснялось новое ЗАО прихватить себе заодно и имущество Союза кинематографистов – особняк площадью 2900 метров, расположенный на территории студии, опять же не поставив об этом в известность хозяев – Союз.

Но самым ошеломляющим для одесских кинематографистов оказался Устав нового ЗАО, который позволяет инвесторам свободно продавать студийную землю, строить на ней развлекательные комплексы, отчуждать ее павильоны под что угодно, и только десятым пунктом для проформы что-то там говорится о производстве фильмов. По сути, даже о «мыльных операх» речь уже не идет. В цинично составленном тексте Устава прочитывалось только одно – любой ценой извлечь наживу из дорогущей приморской земли в центре Одессы. А культура... Черт с ней. Казино – это деньги, а деньги, как вы помните, не пахнут!

Государственная комиссия, описывавшая имущество киностудии для продажи, оценила мраморную статую Нарцисса в одну гривну, памятник Амвросию Бучме – в 6, памятник одесским кинематографистам, павшим на фронтах великой Отечественной войны, – в 8 гривен. За бесценок приобрели приватизаторы и славу Одесской киностудии! Зато туалет, куда ходит директор образованного ЗАО, обошелся в 1200 гривен. Почему бы и нет? Продав часть жилого дома киностудии (предварительно уволив стоявших в очереди на эти квартиры), Ольга Ярославовна (Фамилия – Н.Г.) получила полную возможность облицевать мрамором свой туалет. Короче – все пошло на унитаз!

И не надо нам приводить в пример Голливуд, где с выгодой для инвесторов снимается и рыночное, и авторское кино. Голливуд – гигант, с огромным количеством студий, авторов, продюсеров. Там есть простор для разных фильмов и люди с такими деньгами, что они могут себе позволить на девять рыночных проектов снять один авторский. Для славы, для «Оскара», для собственной души. Потому что в Америке период первоначального накопления грязного капитала давно окончился. Те деньги, что есть сейчас у магнатов кинопроизводства, – это так называемые «старые деньги», они по духу отличаются от денег нуворишей. А в нашей стране этот период не то еще бурно развивается, не то вяло агонизирует, но точно не завершился.

Зато, если чуда не случится, то, что точно завершилось, так это славный трудовой путь такой любимой всем народом, такой прославленной во всем мире, старейшей в Европе Одесской киностудии!


 

НАША КАМПАНИЯ

 

«Форум спасения Киева» просит депутатов не спаивать свой народ: реклама пива лжёт